Без наказания

Без наказания

В феврале прошлого года меня пригласили на телеканал «Россия 1» участвовать в обсуждении документального фильма «Преступление без наказания». Его автор - специальный корреспондент Борис Соболев беспристрастно воспроизвел убийственную картину коррупционного разложения в органах предварительного следствия. Криминал там правит бал. Опасные преступники гурьбой уходят от наказания, а их уголовные дела годами гниют в отстойниках, на полицейском жаргоне именуемых «помойками». Воинствующее зло торжествует, и нет на него управы.

Как выяснилось, на дискуссию меня позвали по инициативе создателя фильма, что вполне понятно. Острые проблемы неистового коррупционного разгула, поднятые в жуткой картине Соболева, нашли отражение и в многочисленных публикациях нашей газеты.  Последние 11 лет «МИГ» постоянно бьет тревогу по поводу массового разграбления природных ресурсов южного Подмосковья с использованием подставных лиц криминального бизнеса. Но все без толку: уголовные дела не возбуждаются.

Вот и на телеканале «Россия 1» меня постигло горькое разочарование. Большинство участников шоу входило в круг персон, приближенных к верхам, либо обласканных властью. Они-то и задали тон фальшивой дискуссии. По их лицемерной оценке, коррупция якобы резко пошла на убыль благодаря активному противодействию, остались лишь отдельные недостатки.

Телеведущая Ольга Скобеева предоставила мне слово в ограниченное время перед рекламной паузой. Однако я успел выразить одну неугодную властям мысль: все нынешнее структуры по противодействию злу, включая соответствующее управление Администрации Президента РФ, с моей точки зрения, фактически являются органами по содействию коррупции. Это заявление прозвучало диссонансом в благостной атмосфере шоу. Больше мне ничего не дали сказать, бдительная цензура, запрещенная Конституцией РФ, вырезала «крамольные» слова из записи передачи. Бориса Соболева, который участвовал в обсуждении своего фильма, тоже не пощадили, исключив его наиболее острые высказывания. А вот словоблудие «правильных» участников дискуссии было сохранено.

Сейчас модно быть оппозиционером. Я, разумеется, таковым не являюсь. В меру лоялен к власти, но не разделяю весьма сомнительную позицию верхов относительно чудовищной коррупции. Напомню: в 2009 году тогдашний Президент РФ Дмитрий Медведев поведал цивилизованному миру своё особое видение решения проблемы. В его интервью швейцарским СМИ прозвучала утопическая идея постепенного исцеления страны от опасного недуга. Глава государства отметил, что при тоталитарном режиме коррупция подавляется быстро и жёстко. Но это не наш путь, - пояснил Дмитрий Анатольевич. Из его рассуждений явствовало, что в постсоветской России бороться со злом надо медленно и мягко, гуманно и ненавязчиво. В противном случае можно ненароком больно задеть кровные интересы коррумпированной элиты. А она этого не любит.

Судя по всему, той же позиции придерживается и Владимир Путин. Однажды он многозначительно сказал: «Я своих не сдаю». Терпимое отношение первых лиц государства к коррупционной вакханалии негативно повлияло на работу вертикали власти, в чем мы убедились на собственном горьком опыте.

«МИГ» опубликовал несколько сотен моих статей о тотальном разбазаривании земель в Серпуховском районе, превращенных в кормушку чиновников, что подтверждалось многочисленными журналистскими расследованиями. Неравнодушные читатели регулярно направляли наши материалы на имя Президента РФ. Его администрация отсылала их в Генеральную прокуратуру. Оттуда они спускались по нисходящей - вплоть до хуторского уполномоченного полиции. Органы по противодействию (читай – по содействию) коррупции пачками слали мне пустопорожние отписки, нередко по 6-8 штук в день. Всего я получил больше тысячи ответов-пустышек. На содержание их авторов государство потратило немало бюджетных средств...

Позиция Генеральной прокуратуры в отношении главного героя наших публикаций с самого начала была крайне противоречивой. В апреле 2007 года оттуда меня уведомили, что необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела на Шестуна отменен и назначена ревизия финансово-хозяйственной деятельности администрации Серпуховского района. Но уже на следующий день события развернулись вспять. Ничего из обещанного не состоялось, а Генпрокуратура взялась крышевать провинциального главу. Бурный процесс разворовывания драгоценной подмосковной земли продолжался.

Одновременно шло коррупционное разбазаривание имущества ЖКХ района. Его предприятия систематически банкротились при загадочных обстоятельствах («лопались, как мыльные пузыри», - говорят сельчане). Вспомним характерную «историю болезни» МУП «Дирекция единого заказчика» (ДЕЗ). Оно было создано в 2003 году на основании постановления Главы района. Для осуществления производственной деятельности за предприятием на праве хозяйственного ведения была закреплена материально-технического база. Однако спустя два года собственник вывел имущественный актив из ведения «ДЕЗа», распродав автотранспортный парк (свыше 40 машин) за бесценок частным лицам. После этого новые собственники, скорее всего - подставные фигуры криминального бизнеса, стали сдавать спецавтомобили в аренду… тому же «ДЕЗу».

По сведениям источника, автотранспорт ЖКХ по дешевке скупили три человека. Один из них, работник сельмага «Браво» Д.С. Ветров, давно слыл подставным лицом. Он много раз фигурировал в наших публикациях как участник сомнительных земельных сделок. На основании постановлений Шестуна ему в Оболенске было предоставлено в собственность за бесценок, по договорной цене, пять земельных участков, покрытых лесом, общей площадью 1,5 га – якобы для ведения личного подсобного хозяйства. Кроме того, Ветрову были выделены в собственность земельные участки в Данках и Республике – будто бы для той же цели. Помимо этого он значился соучредителем и председателем садоводческого товарищества «Бутурлино», а также учредителем и гендиректором ООО «Бест-строй». По данным местных жителей, эта фирма вела строительство жилого дома Шестуна в городском бору. Труженику прилавка, садоводу и строителю Ветрову досталась почти половина автопарка «ДЕЗа».

Произвольное изъятие имущества МУПа неизбежно вело к его угроблению. С моей точки зрения, это – иезуитский способ довести предприятие до ручки и обанкротить. Впоследствии так и вышло: Арбитражный суд признал «ДЕЗ» неплатежеспособным. За его огромные долги перед поставщиками энергоносителей рассчиталось население.

Наша газета – единственное СМИ, своевременно поднявшее тревогу. 24 мая 2007 года в «МИГе» была опубликована статья «Знакомые все лица» с изложением существа аферы. Одновременно информацию о ней мы направили в Генеральную прокуратуру. Там письмо рассматривали полгода, после чего я получил отписку с обещанием провести проверку, что так и не было исполнено.

Спустя шесть лет «МИГ» вернулся к этой теме. Тогда наше внимание привлекла одна весьма странная сделка. В конце 2005 года МУП и ОАО «Промышленно-строительный банк» заключили договор, по которому «ДЕЗу» был предоставлен кредит в сумме 48 млн рублей со сроком возврата 31 октября 2006 года. Он являлся целевым и был предназначен для оплаты топливо-энергетических ресурсов и иных расходов, связанных с оказанием жилищно-коммунальных услуг. В тот же день (23.12.2005 г.) правительство Московской области и банк заключили договор о предоставлении государственной гарантии. В случае неисполнения «ДЕЗом» обязательств по кредитному договору именно правительству надлежало уплатить банку 48 млн рублей и проценты за пользование кредитом. Гарантами выступили тогдашний губернатор Громов и будущий беглый министр финансов Кузнецов.

48 миллионов, полученных «ДЕЗом», вдруг как будто растворились и бесследно исчезли. Московская область заплатила за аферу более 77 млн рублей. Но это никого, кроме нашей газеты, так и не интересовало.

Недавно «МИГ» снова вернулся к печальной теме. На этот раз поводом послужило ускоренное движение «Районного коммунально-эксплуатационного управления», седьмого по счету предприятия ЖКХ, к неизбежному банкротству. В отношении МУП «РКЭУ» введено наблюдение. Его долги составляют: за услуги по водоснабжению и водоотведению – 74 млн рублей, за электроэнергию – 76 млн рублей, за газ – около 245 млн рублей (данные по двум последним позициям взяты из районной газеты от 3 ноября). В эпоху Брежнева говорили: экономика должна быть экономной. Сейчас это звучит как насмешка. Для того, чтобы рассчитаться с долгами, которые висят на МУП «РКЭУ», предприятию, наверно, придется экономить даже на туалетной бумаге. Потому что другого имущества у него, скорее всего, уже не осталось.

Смею думать, что сложившаяся аховая ситуация – продукт высокой политики крайне терпимого отношения к разнузданной коррупции.