За что отвечает власть на местах, если про бардак в подъезде спрашиваем с Президента?

За что отвечает власть на местах, если про бардак в подъезде спрашиваем с Президента?

С советских времён у меня сложилось отрицательное отношение к массовым собраниям, на которых обсуждались политические и другие важные вопросы. Раньше я считал такие мероприятия профанацией участия простых граждан в общественной деятельности, поэтому посещал их крайне редко. Но недавно понял, что отстал от жизни. Поводом к прозрению послужил людный митинг жителей наукограда Протвино, состоявшийся в воскресенье 24 апреля.

Речь на нём шла о самом наболевшем – непримиримом противоречии интересов городской власти и населения. По мнению выступавших, власть работает только на себя, а на повседневные нужды горожан ей наплевать. Один из первых ораторов под одобрительные аплодисменты собрания сказал, что в руководстве наукограда оказались чужие, неквалифицированные и отчасти даже глупые люди. Услышав это, я был вынужден мысленно согласиться с горькой, но справедливой оценкой.

14 апреля «МИГ» опубликовал мой материал «Всего важней погода в доме» о реальной опасности пожара и взрыва бытового газа в двенадцатиэтажном жилом доме по ул. Победы. Основанием для естественной тревоги жильцов послужило крайне странное поведение нашей соседки по этажу, скорее всего, тяжело больной женщины (в статье она названа Ириной). По единодушному мнению сотрудников полиции и жильцов дома, у неё «поехала крыша», причём с явным ускорением на весеннее обострение.

Эта особа выбросила на свалку почти всё своё ценное имущество, после чего стала собирать на помойках хлам. По ночам неадекватная соседка нарушает общественный порядок в доме. Она лишила нас покоя и сна, мы живём как на пороховой бочке, под которой тлеет фитиль. Однажды Ирина устроила в своём жилище малый пожар. Прибывшие на место происшествия сотрудники МЧС обнаружили её танцующей возле костра, разведённого в мусоре прямо на полу комнаты. Сейчас она продолжает безумную заготовку огнеопасного хлама. Жильцы злополучного дома обоснованно опасаются большого пожара с возможным взрывом газа, что грозит человеческими жертвами.

По объективной версии полиции, неадекватная Ирина нуждается в обследовании в специальном лечебном учреждении в условиях стационара. Но решить эту проблему в наукограде некому – городская власть и её службы бездействуют. События развиваются, как водится, по формуле: пока жареный петух не клюнет, чиновник не почешется.

В той публикации я в мягкой, щадящей форме попытался спросить руководителя администрации Протвино Георгия Мущака: почему все силовые, медицинские и прочие службы города не могут справиться с одной, очевидно, больной женщиной, которая в течение последних четырёх месяцев держит жильцов многоквартирного дома в качестве заложников. Ведь это может закончиться трагедией. Для убедительности привёл жуткий пример со взрывом бытового газа в мексиканской Гвадалахаре, унесшим жизнь более семидесяти человек. Глава тамошней администрации был немедленно взят под стражу. В моей статье содержался прозрачный намёк: здешний чиновник тоже может загреметь на тюремные нары, и никакой бардак его не спасёт.

Публикация в «МИГе» «Всего важней погода в доме» в тот же день – 14 апреля была передана мной сити-менеджеру Георгию Мущаку и главе Протвино Валерию Борисову через их секретарей. Зря старался. Никакой реакции со стороны руководства наукограда не последовало. Даже традиционных отписок не поступило. Впрочем, один отрицательный результат имеется. Если ранее полиция наведывалась к непредсказуемой Ирине ежедневно, то теперь сотрудники ОВД совсем перестали появляться в нашем доме, хотя взрывоопасная ситуация сохранилась в полной мере.

Получается, моя полиция себя бережёт? Думаю, причина столь резкого изменения в поведении стражей порядка кроется в другом. Вероятнее всего, они получили указание не суетиться и не светиться в скандальном деле. В надежде: авось оно само рассосётся, и ничего страшного не случится.

В ходе нашей встречи с Мущаком, состоявшейся в прошлом месяце, он пространно говорил о слаженной его и Борисова работе на благо жителей наукограда. При этом утверждал, что они с главой якобы пользуются полным доверием горожан. Но вскоре прошёл городской митинг, участники которого единодушно выразили недоверие обоим функционерам: председателю Совета депутатов Протвино - главе города Валерию Борисову и руководителю администрации Георгию Мущаку. Митинг был организован в защиту учреждений дополнительного образования и культуры от посягательства власти. По оценке выступавших, людей авторитетных и уважаемых, нынешние руководители наукограда - неквалифицированные чиновники-бюрократы, далекие от жизненно важных интересов населения чужого для них города. (Борисов и Мущак участвовать в собрании не пожелали).

А ведь они являются представителями правящей политической партии «Единая Россия»». Выходит, она выдвинула на управление наукоградом безответственных лиц? Кстати, я спросил сити-менеджера Мущака, чем вызван скандальный раздор внутри «ЕР» в преддверии выборов. Соратники по партии обвиняют его, мягко говоря, в неблаговидных поступках, требуя привлечения к уголовной ответственности.  Но Георгий Петрович вразумительного ответа не дал.

Вернёмся к итогам митинга. Его организаторам было поручено подготовить от имени жителей Протвино соответствующее обращение к Президенту РФ Владимиру Путину. Теперь так поступают повсюду. В стране сложилась совершенно невероятная ситуация. Количество обращений граждан к своему Президенту, похоже, скоро превысит население России. Причина общеизвестна: на местах почти ничего не решается. Спрашивается, зачем нужна такая неэффективная и страшно дорогая (в смысле – затратная) власть, если местные проблемы решает за неё Глава государства?

Не так давно один сатирик предложил заменить наших министров на гастарбайтеров. Дескать, от них вреда меньше. Может, и местную власть надо заменить на дворников из Средней Азии, а чиновников заставить подметать дворы?..

P.S. 29 апреля, когда этот материал уже был подготовлен к печати, поступило неофициальное сообщение, что нарушительница порядка и покоя Ирина по решению суда направлена на стационарное обследование в лечебное учреждение сроком на один месяц.