Без покаяния нет будущего

Виталий Помазов

В конце 80-х-начале 90-х только ленивый не говорил о гласности и ошибках прошлого. Освободившаяся от идеологических шор страна пыталась понять, кто загнал нас в борьбу с собственным народом и как теперь из всего этого выйти. Казалось, без покаяния нет будущего. Однако, одержав победу в великой войне, мы так и не нашли причину собственных поражений. Общество «Мемориал», созданное на рубеже 90-х, поставило перед собой эту задачу. К её решению приступили лучшие умы России – писатели, философы, экономисты. Цвет нации – Дмитрий Лихачёв, Юрий Афанасьев, Андрей Сахаров, Александр Солженицын, Виктор Астафьев… Отделение общества «Мемориал»  открылось и в Серпухове. Помню, на первое его публичное заседание в гортеатре собрались сотни людей: простые жители, художники, литераторы, руководители предприятий. Оказалось, что у каждого в семье были пострадавшие от сталинских репрессий, только говорить об этом было прежде не принято.

Долгое время об этом молчала и моя мама, отец которой железнодорожник станции Серпухов Филипп Быковский был арестован по огульному обвинению в октябре 1937 года. Десять лет без права переписки, лагерь на реке Лена и мученическая смерть в трюме затопленного по приказу пресловутой «тройки» судна… Об этом моей бабушке спустя годы  рассказал чудом выживший в сталинском аду сокамерник деда. В середине 60-х пришла реабилитация. Но тридцать лет до этой «счастливой» минуты семья моей матери жила страхами и унижениями – из каморки в доме железнодорожников их под самую зиму выселили в землянку, маму исключили из школы, и она была вынуждена мыть полы в пивной лавке на Ногинке, а её младший брат чуть не умер от голода… Выродками врага народа их называли еще очень долго.

По сути дела с трагической истории моего деда берёт начало скорбный список сеппуховского «Мемориала», по крупицам почти десять лет собираемый его энтузиастами Виталием Помазовым, Александром Ильиным, Ириной Черновой, Альбертом Щенниковым, Мариной Кузиной, Александром Половцевым, Владимиром Шилкиным, Иваном Брянцевым, Евгенией Суворовой, Николаем Дубинкиным. В этом списке – люди, прошедшие испытания вечной мерзлотой крайнего севера, лагерей жён врагов народа, детских домов для детей-изгоев, нашедших своих братьев и сестёр лишь спустя десятилетия… Хотя серпуховского отделения давно уже не существует, всё же надеюсь, что материалы, документы, свидетельства очевидцев остались в архивах столичного «Мемориала». Впрочем, нужны ли они кому-то в нынешние времена?.. Ведь сегодня в нашей стране вновь предпочитают не ворошить прошлое…

И всё же рискну предложить нашим читателям эту сложную, мучительную тему. Наверняка, в каждой семье она была и, возможно, живёт по сей день. Раной незаживающей живёт, болью, скорбью и почти на генетическом уровне – страхом перед силой, наглостью, цинизмом. Расскажите о том, что пришлось пережить вам, вашим близким. Быть может, осознав своё прошлое,  мы найдём, наконец, верный путь в будущее.

 

                      

Александр Половцев
Александр Ильин
Марина Федоровна Кузина