«В годину лютую на месте сем и в иных местах умученных и убиенных…»

Бутовский полигон

Много суровых испытаний, жертв и лишений выпало в XX веке на долю нашего народа. Две мировые и гражданская войны, голод и разруха унесли десятки миллионов жизней. Но особая, страшная страница отечественной истории связана с периодом сталинских репрессий. Общее число арестованных по политическим обвинениям с 1918-го по 1953 годы исчисляют миллионами, многие были расстреляны по приговорам судебных и внесудебных органов. Только в годы Большого террора (1937–1938г.г.) за 16 неполных месяцев были лишены жизни более 670 тысяч человек. Беда не обошла стороной и наш город. Разрушенные семьи, родители, ничего не знавшие о судьбе своих детей. Дети, навсегда потерявшие своих родителей… Вспомним о них. Они достойны памяти. О них и о том, что с ними и со всеми нами было, нельзя забывать.

Первые жертвы

Первыми жертвами новой власти стали монахи Высоцкого монастыря. 8 ноября1918 года обитель заняла 4-я рота 5-го стрелкового Земгальского Латышского полка, прибывшего в Серпухов для несения охраны Полевого штаба республики и лично главкома И.И.Вацетиса. Ночью в древних монастырских стенах запылал костёр, сложенный на старинной храмовой иконе. Кельи убитых заняли расквартированные в монастыре стрелки .Они бдительно несли службу. По малейшему подозрению в дезертирстве или нарушении военно-революционного порядка к населению применялись самые жестокие меры. Задержанных выводили из города к стенам монастыря и расстреливали на берегу пруда, предварительно заставляя рыть для себя могилы. Часто тела просто сбрасывали в пруд…

Нередко людей убивали сразу при задержании. В восьмидесятые годы прошлого столетия я была знакома с женщиной, жившей неподалеку от Распятской церкви (в то время там было общежитие). Ее мужа застрелили во дворе дома, и с тех пор она почти не выходила на улицу…

В конце июля 1919 года Полевой штаб выехал из Серпухова. Вместе с ним ушли и латышские стрелки. Но покой в обители воцарился ненадолго. В ноябре 1919 года Ревком передал часть монастыря под губернский концентрационный лагерь. По свидетельству очевидцев, расстрелы продолжались уже в Тайницкой башне.         

Новая власть не оставила в покое и женский монастырь, в 1919 году он был закрыт. Престарелых монахинь перевели в Высоцкую обитель, разместив их в настоятельском корпусе и в подсобках. Настоятель монастыря отец Пантелеймон переселился в ризницу Покровской церкви. В 1928 году мужской монастырь был также закрыт. Братии было предложено покинуть обитель. Только Покровский храм продолжал действовать в качестве приходской церкви. В нём совершались богослужения, за которыми пели монахини.

В 1931 году был арестован архимандрит Пантелеймон. Дальнейшая судьба его до сих пор неизвестна.

В тридцатые годы все священники, дьяконы, монахи и монахини серпуховских храмов и монастырей подверглись репрессиям. Шесть монахинь Владычного монастыря - Мария Филипповна Прокофьева, Анастасия Фёдоровна Субботина, Аксинья (Чуркина), Варвара (Кочменова), Екатерина (Полосина), Матрона (Широкопетлева) были расстреляны.

Святейший Патриарх Тихон так писал о том тяжёлом времени: «Никто не чувствует себя в безопасности; все живут под постоянным страхом обыска, грабежа, выселения, ареста, расстрела. Хватают сотнями беззащитных, гноят целыми месяцами в тюрьмах, казнят смертью, часто без всякого следствия и суда, даже без упрощённого (...) суда. Казнят епископов, священников, монахов и монахинь, ни в чём невинных, а просто по огульному обвинению в какой-то расплывчатой и неопределённой «контрреволюционности». Бесчеловечная казнь отягчается для православных лишением последнего предсмертного утешения - напутствия Святыми Тайнами, а тела убитых не выдаются родственникам для христианского погребения...»

«Гонят нас, мы терпим»

Список «За Христа пострадавших» в нашем городе достаточно большой: шестьдесят человек. Из них восемь были отправлены в ссылку, пятьдесят два человека погибли.

Священник Василий Студницын родился 18 марта 1890 года в Серпухове в семье псаломщика кладбищенской церкви Всех Святых. У Алексея Петровича Студницына было 10 детей, Василий был восьмым ребёнком. В 1914 году он окончил Московскую Спасо-Вифанскую Духовную семинарию и был направлен служить псаломщиком на место отца. Женился на Анне Смирновой, дочери настоятеля Серпуховского Троицкого собора Владимира Дмитриевича Смирнова. Венчались Студницыны в церкви Илии Пророка, жить стали в доме при церкви Всех Святых.

19 июля 1920 года Василий Алексеевич был рукоположен во священника ко храму Всех Святых, одновременно преподавал во Всехсвятской церковно-приходской школе...

Когда в 1929 году храм закрыли,  о.Василия с семьёй выгнали из дома. Недвижимого имущества у Студницыных не было. Семья перебралась  на Соборную гору, в дом №8. Василий Алексеевич перешёл служить в Троицкую церковь, что на посаде. В 1930 году он был первый раз арестован за неуплату налога и приговорён к одному году заключения в исправительно-трудовой лагерь. Вернувшись, снова стал служить в Троицкой церкви, был возведён в сан протоиерея. В 1936 году был назначен Благочинным Серпуховского округа, по долгу службы бывал во многих церквях города и района...

Весной 1937 года власти начали фабриковать против о.Василия новое «дело». Оно было построено на ловко изменённых фразах показаний, которые звучали как обвинение. Фактически он обвинялся в честном исполнении своих обязанностей. Ему ставили в вину, что он ввёл в Троицкой церкви служение двух Литургий - ранней и поздней, что он являлся связующим звеном между духовенством города и деревни с епископатом, что он своим участием в праздничных службах других храмов «пропагандировал» великолепие церковного богослужения. Слово «пропаганда» вставлялось специально, это уже была статья для приговора. Любовь о.Василия к хорошему церковному пению также называли пропагандой церковного великолепия. Судьба священника была решена. Он прекрасно это понимал и был твёрд на следствии. Он заявил, что придерживается Старо-Тихоновского течения, что высказывал среди верующих недовольство трудностями жизни при советской власти…

30 ноября следствие было закончено, а 5 декабря «тройка» НКВД приговорила о.Василия к расстрелу. Семье было сообщено, что он осуждён на 10 лет без права переписки. На самом деле протоиерея Василия Студницына расстреляли 9 декабря 1937 года. Он  захоронен в безвестной могиле Бутовского полигона под Москвой.

Священник Даниил Мещанинов родился в 1870 году в селе Новинки Серпуховского уезда в семье крестьянина-бедняка Феодота Мещанинова. Он смог  получить только первоначальное образование и с раннего возраста много работал. В 1920 году Даниил Федотович, к тому времени ему исполнилось пятьдесят лет, решил посвятить свою жизнь церкви, которая уже подверглась яростному гонению со стороны новой  власти. Он служил псаломщиком в Покровской церкви села Мартьяново, а в 1932 году епископом Подольским, преосвященным Иннокентием (Летяевым) был рукоположен во священника в том же храме. В ночь на 28 ноября 1937 года Даниил Мещанинов был арестован и заключён в Серпуховскую тюрьму. В тот же день состоялся допрос.

- Признаете вы себя виновным в том, что среди колхозников через проповеди проводили антисоветскую агитацию во время коллективизации? В 1930 году вы открыто агитировали не вступать в колхозы, говоря, что в колхозе жить хуже, что при колхозах закроют церкви, что в колхозе богато жить нельзя, а «то не попадёте в рай?»

- 19 ноября 1937 года я действительно в церкви во время похорон среди верующих говорил проповедь, что «в колхозе богато жить не надо, а то не попадёте в рай», а также в 1937 году просил колхозников мне помочь, говоря, что налоги дают непосильные, не считаясь ни с чем, если не поможете, то меня посадят, и церкви закроют, и некому будет хоронить и крестить, и ваши дети будут нехристи. В отношении того, чтобы крестьяне не вступали в колхоз, я никогда ни с кем не говорил…

5 декабря 1937 года «тройка» НКВД приговорила отца Даниила к расстрелу. Случилось это 9 декабря 1937 года на полигоне Бутово, он погребён в общей безвестной могиле.

Иаков Бриллиантов родился 7 марта 1871 года в селе Никулино Бронницкого уезда Московской губернии. В 1893 году Яков Иванович окончил Московскую Духовную семинарию. После рукоположения в сан священника он до 1927 года служил во Владычном женском монастыре. После закрытия обители его назначили в Троицкую церковь в селе Лужки, а в 1929 году перевели в Богоявленский храм в Коломну. В 1930 голу сотрудники Коломенского ОГПУ пытались привлечь отца Иакова к сотрудничеству. Его вызвали на допрос и стали спрашивать о том, кто из знакомых ему купцов и священников занимается контрреволюцией. Давать какие-либо показания отец Иаков отказался и вскоре был отпущен. Сколько раз с ним проводили такие беседы - неизвестно, но 5 июня он подписал документ о сотрудничестве. Несмотря на это 12 декабря 1931 года его снова вызвали на допрос и арестовали. Он заявил следователю, что «шпионом и провокатором не будет, за все время с апреля 1930 года по сие время я ни на кого не доносил, никого не подводил, помогать органам ОГПУ отказываюсь, шпионом и провокатором не буду».

3 января 1932 года священника отпустили, думая, что, побыв в тюрьме, он «исправился». Но 29 марта отца Иакова снова арестовали. 1 апреля следователем был вызван на допрос священник Михаил Дмитриевич Покровский, служивший также в Коломне, который, хоть и заявил, что мало знает отца Иакова, однако полностью оговорил его, подписав показания, нужные следствию. 19 апреля уполномоченный Коломенского районного отделения ОГПУ составил обвинительное заключение, где вина священника Иакова Бриллиантова была сформулирована так: «Дело возникло на основании поступивших сведений о том, что поп Бриллиантов, являясь нашим секретным осведомителем, игнорировал взятые на себя обязательства, ведёт среди духовенства и верующих антисоветскую агитацию». Священника приговорили к ссылке в Казахстан сроком на три года.

После отбытия наказания отец Иаков вернулся в Московскую область и поселился в селе Горы Озерского района, служа в храме преподобного Сергия Радонежского.

В разгар гонений конца 1930-х годов он был снова арестован и заключён в Коломенскую тюрьму. Расстрелян 2 декабря 1937 года на полигоне Бутово..

Отец Георгий Троицкий был священником Спасского храма села Райсемёновское, последним его настоятелем. Примечательно, что решение о закрытии церкви приняли сами жители. 18-летний комсомолец на заседании сельсовета поставил вопрос о вовлечении крестьянства в союз безбожников. Тогда же заговорили и о закрытии прихода. На Рождество Христово 1930 года сельсовет запретил отцу Георгию ходить по домам прихожан.

На допросе он виновным себя не признал, заявив, что «антисоветской деятельности не вёл». 2 февраля 1930 года Георгий Троицкий был арестован и заключен в Серпуховский исправительно-трудовой дом. В результате расследования было составлено обвинительное заключение, в котором вина священника была сформулирована так: «В январе 1930 года священник Троицкий в Райсемёновской церкви с амвона произнёс речь, в которой жаловался на плохое житьё, что церковь задавили налогами и т.д. Зажигательные слова Троицкого настолько подействовали на присутствующих, что последние учинили шум и делали всевозможные выкрики против отдельных представителей власти. Ввиду того, что по делу не собрано достаточно доказательств для предания виновного суду, дальнейшее следствие прекратить, но, принимая во внимание усилившуюся активность и сопротивление классовых врагов и социальную опасность обвиняемого,  дело по обвинению Троицкого Георгия Александровича направить в Особое Совещание при коллегии ОГПУ для внесудебного разбирательства». 23 февраля 1930 года был вынесен приговор: выслать в северный край на три года.

После этапа в августе 1930 года отец Георгий вместе со священником Александром Державиным, также высланным ОГПУ на север, поселился на жительство в деревне Усть (верст 35 от Усть-Цильмы), но вскоре заболел. Отец Георгий перестал есть и пить. В таком состоянии пролежав несколько дней, он медленно угасал и 29 октября 1931 года умер, предположительно от брюшного тифа. Место его погребения неизвестно.

Иоанн Васильев родился в 1869 году в селе Мартьянково в семье рабочего-слесаря Сергея Васильева. С 1884 года он работал в харчевной лавке фабриканта Рябова, где стал со временем приказчиком. После увольнения в 1922 году открыл свою торговлю. В то же время Иван Васильев был церковным старостой Никольского храма в селе Бутурлино, где настоятелем был священник Константин Уаров.

26 июля 1929 года в газете «Набат» вышла заметка под заголовком «Силой унесли гроб в церковь», подписанная псевдонимом «Безбожник». Речь в ней шла о том, как родители умершего 18-летнего комсомольца пригласили священника отпеть своего покойного сына. Накануне похорон к матери пришёл секретарь комсомольской ячейки и стал требовать, чтобы похороны были гражданскими. Та не согласилась, и наутро отец Константин пришел совершать отпевание. Брат покойного, активный комсомолец, не дождавшись окончания молебна, вместе с друзьями взяли гроб и понесли в красный уголок, а затем на кладбище, устраивая по дороге антирелигиозные митинги. Из толпы стали доноситься реплики: «Отдайте покойника священнику, что вы хороните его, как скотину». Мать и сёстры покойного не дали опустить гроб в могилу. Поднялся шум, толпа людей отняла у комсомольцев гроб с телом и понесла его в церковь, где отец Константин закончил отпевание.

ОГПУ тут же завело уголовное дело в отношении священника Константина Уарова. Староста храма Иван Сергеевич Васильев был обвинён «в распространении ложных слухов о невиновности попа». Васильева арестовали и в тот же день допросили. На вопросы следователя он ответил: «Во время похорон я не присутствовал и поэтому ничего не видел и не знаю». Однако староста был обвинён в том, «что пытался создать общественное мнение в защиту священника и проводил агитацию верующих за организованную борьбу против политики советской власти по отношению к церкви». «Принимая во внимание... социальную опасность обвиняемых», дело направили в Особое Совещание при ОГПУ. Отца Константина заключили в лагерь на три года, а Ивана Васильева выслали в Казахстан, куда он полгода добирался этапом вместе с уголовниками. Срок высылки истёк, но освобождения он не получил. Иван Сергеевич, будучи уже пожилым человеком, сильно заболел и умер 6 декабря 1932 года. Был погребён в безвестной могиле.

Александра Хворостянникова  родом из  Сьянова, из  семьи крестьянина Семёна Хворостянникова, прислуживавшего при храме. Жила при монастыре близ Калуги послушницей. В 1920 году переехала в Серпухов, где работала прислугой у состоятельных людей, а в 1925 году устроилась на текстильную фабрику.

В 1937 году вышло негласное распоряжение об аресте всех монахов и монахинь, послушников и послушниц закрытых монастырей. Сразу же после этого были допрошены дежурные свидетельницы, работавшие вместе с Александрой на фабрике и подтвердившие, что она действительно жила в монастыре, а, кроме того, ведёт агитацию против советской власти среди рабочих и является противницей государственных займов.

Послушница Александра была арестована и заключена в серпуховскую тюрьму. Сразу же следователями были устроены очные ставки со свидетелями, на которых она отвергла все показания против себя.

Подтвердив, что она действительно жила в монастыре и до сего времени остается при религиозных убеждениях, Александра сказала, что рабочим фабрики она говорила, что при царе жилось в материальном отношении лучше, что коммунисты говорят, будто Бога нет, но им не надо верить. В день ареста следствие было закончено, и дело было отправлено на решение «тройки». Послушницу приговорили к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Она скончалась в заключении в Хабаровском крае 30 сентября 1943 года и была погребена в безвестной могиле.

В Сретенской церкви в Серпухове служил священник Александр Васильевич Успенский. Впервые его арестовали в 1932 году…

Он родился в селе Липицы. Проживал в Серпухове в доме 86 по улице Кольцова с  женой Валентиной Николаевной и троими детьми – Борисом, Надеждой и Владимиром. До принятия сана служил в армии в должности командира эскадрона. Сидел в политической тюрьме 2,5 месяца, откуда был освобождён партизанами. С 1921 года служил в селе Жерновка, затем в Сретенской церкви Серпухова. Расстрелян в 1937 году.

Вместе с ним был арестован и иеромонах Давыдовой пустыни Варсонофий (в миру Константин Иванович Бессонов) Он родился в Серпухове в 1893 году. Отец работал на фабрике Коншина. С 1913 по 1930 г.г. жил в монастыре Давидова пустынь. В 1925 году был посвящён в иеродьяконы, а спустя несколько лет - в иеромонахи, служил в Серпухове,  затем немного времени в Ченцово. 13 авугуста 1928 года был арестован и  два месяца пробыл в Бутырском изоляторе, потом - на Соловках. Освободился. Вновь был арестован, отправлен в ГУЛАГ на ст. Медвежья гора…

Материал подготовила Елена Сарычева

(окончание в следующем номере)

Священник Василий Студницын
Клеймо иконы
Клеймо иконы
Священник Даниил Мещанинов